Как могут помочь родственники при страхе рецидива?

418

Я не буду писать длинных и тяжелых вступлений про рецидивы. Если вы читаете эту статью, значит, вы сами можете рассказать про рецидив и страх рецидива лучше и больше любого психолога. От разных людей, которые сталкивались с онкологическим заболеванием, часто можно услышать: «Неизвестно, что хуже — тяжесть лечения или тяжесть постоянного страха, что болезнь вернется».

Безусловно, это раздражающая и спорная мысль, но наша эмоциональная боль и эмоциональное страдание действительно могут быть нестерпимыми, угнетающими и ощущаться на физическом уровне. В случае рецидивов — это страх. Страх парализующий, страх давящий, страх одновременно внезапный и постоянный, фоновый. Организм переживает стресс — стресс от лечения, стресс от болезни. Душа тоже переживает стресс страха.

Два типа страхов

По типу влияния на нашу психику, очень условно и очень примитивно, страхи можно поделить на две группы. В зависимости от того, какой страх преобладает, выбирается и «противоядие» против этого страха. Противоядие может применяться и на консультациях психолога, и самостоятельно самим человеком, который перенес онкологическое заболевание, и его родственниками и близкими.

Страх типа А

При страхах типа А человек начинает проявлять очень много активности. Страх как будто гиперстимулирует его, заставляет все время что-то делать.

Если страх рецидива проявляется по типу А, человек, перенесший онкологическое заболевание, как будто не может остановиться, выдохнуть, признать и поверить, что болезнь отступила. Он продолжает ходить по врачам, за вторым, и третьим, и четвертым мнением, хотя доверяет и ценит своего лечащего онколога.

Чтобы перестраховаться, человек проходит диагностику чаще, чем рекомендуют международные руководства и отечественные стандарты лечения. Проверяет и перепроверяет результаты в разных лабораториях и на разном оборудовании. Он читает про болезнь везде, где может. Читает все подряд, некритично воспринимая любое непрофессиональное мнение.

В результате, хотя болезнь отступила, человек продолжает «жить» болезнью. Все его помыслы, действия определяются болезнью и ожиданием ее возврата.

Страх типа Б

При страхах типа Б человек, наоборот, становится слишком пассивным. Страх как будто парализует его. Человек становится апатичным, бездействует, мало двигается. Здравый смысл тоже становится «замороженным», никакие разумные доводы не могут пробиться сквозь этот лед, созданный страхом.

Как это проявляется в поведении? Подходит срок очередного, рутинного диагностического исследования, но человек, боясь рецидива, откладывает и откладывает свой поход в клинику. Если завести с ним разговор на эту тему, он уходит в себя, дистанцируется, не поддерживает эту беседу. Он может терять документацию по заболеванию, снимки, результаты проведенных анализов. Как бы нечаянно стирать контактные данные лечащего онколога или хирурга из своего мобильного телефона. Игнорировать какие-то телесные симптомы, как будто не замечать их.

Как родственники могут помочь при страхе рецидива?

Признать право на страх

Рецидив возможен. Рецидив — это крайне неприятно, угрожающе, мучительно. Бояться возможной и неприятной вещи — это норма. Нужно принять, что страх рецидива — это нормальная реакция психики на ситуацию.

Оказать правильную поддержку

Иногда родственники и близкие выбирают не совсем оптимальный с психологической точки зрения вариант поддержки. Они всячески дают понять перенесшему онкологическое заболевание человеку, что его страх — это ерунда, напраслина, что он зря боится и что бояться неправильно. Близкие думают, что такое отношение вдохновит и поддержит, устранит разъедающий страх. Но сам человек чувствует, что его не понимают, отрицают серьезность его ситуации, отмахиваются от него и не хотят быть с ним рядом в этот сложный момент.

Для каждого человека вариант «правильной» поддержки свой, но не следует отрицать его чувства, делать из страхов пустяк, не стоящий внимания. Или как-то косвенно сообщать близкому, что его страхи надуманны, преувеличены, «лишние». Если вы затрудняетесь подобрать правильную стратегию поддержки, обратитесь к психологу, он поможет выработать верную линию во взаимодействии с боящимся рецидива близким.

Прислушаться к эмоциям

Неправильным, неоптимальным, неэффективным, угрожающим, деструктивным может быть только поведение, только действия или реакция. Сами эмоции нужны для того, чтобы мы корректировали свое поведение. Эмоции — это наш компас, и эти эмоции такие, какие есть.

В норме страх рецидива — это тоже компас. Он указывает нам на то, что мы должны быть внимательны к себе, соблюдать назначения врача, своевременно делать всю необходимую диагностику и использовать время без болезни на жизнь. Не надо игнорировать страх рецидива или стараться подавить его, скрыть, не замечать. От этого он будет только усиливаться и провоцировать деструктивное поведение.

Определить доминирующий тип страха

Страх рецидива «ненормален» только тогда, когда он провоцирует «ненормальное» поведение. Что можно считать ненормальным поведением? Это два варианта, описанные выше: либо слишком пассивный, либо слишком активный. Обычно преобладает какой-то один из них, иногда они чередуются, сменяют друг друга.

Сгладить пики

Обычно человек, испытывающий страх рецидива, эмоционально страдает от своей пассивности или от своей активности. При пассивном сценарии есть также риск депрессии, при активном — риск переутомления, и тоже есть, как ни парадоксально звучит, риск депрессии. Если все пространство человека занимает отступившая болезнь, борьба с ее потенциальным возвратом, и нет притока «других» эмоций, настроений, переживаний, дел и задач, это может дополнительно выжигать душу и приводить к апатии или сниженному настроению.

Близкие люди могут активнее подключаться к жизни перенесшего онкологическое заболевание человека и сглаживать слишком резкие волны его поведения. Тем, кто страдает по пассивному типу, нужно вдохновение, мотивация, а также поддержка в неприятные или сложные моменты, например, при походе в лабораторию или на консультацию. Здесь стоит задача расшевелить, простимулировать, где-то что-то сделать вместо самого человека, где-то привлечь его к своим делам.

В свою очередь тем, кто страдает по активному типу страха, нужно переключение на другие виды деятельности, напрямую не связанные с преодолением болезни. Здесь стоит обратная задача — снизить темп, замедлить, сделать меньше долю времени и сил, которые человек отводит на онкологию. Нужно уравновесить жизнь такого человека, вернуть его к обычной повседневной рутине, к общению с друзьями, к хобби, к семье.

Вооружиться знаниями

Родственники почти всегда дублируют контроль над заболеванием близкого. Если вы будете знать из достоверных источников как именно современная доказательная медицина смотрит на данное заболевание, что она рекомендует по контролю над его течением, по типам лечения, вы будете косвенно работать против патологических страхов человека, перенесшего онкологию.

Быть рядом

Кажется, что это банальность. Однако многие, кто борется с онкологическим заболеванием, признаются, что просто наличие рядом близкого человека помогает и поддерживает. Родственники и друзья могут позвать на прогулку, закупить продуктов, настроить смартфон, записать и отвезти к врачу, посидеть в очереди, взять талончик. Все эти мелочи складываются в одно ощущение: «я прикрыт». До ощущения «я в полной безопасности» далеко, но и чувство «я прикрыт» помогает не дать страху завладеть всем пространством души человека.


Онкопсихолог Юлия Устинова. Проводит консультации по вопросам реабилитации онкологических больных и их родственников для формирования адекватной картины заболевания, помощи в разработке конструктивных моделей поведения и плана подходящего образа жизни.

ФОТОГРАФИИ: unsplash.com