Секс и онкология: взгляд психолога

1 858

Она была счастлива, невероятно счастлива. Вырваться из лап болезни! Хотя бы на время, на какое-то время. Врач сказал: ремиссия, идите и живите. И она была благодарна. Хирургам, Богу, подругам.

И она боялась. Цепкий, парализующий страх захватил часть ее души и уже не отпускал. Всегда был там, но теперь где-то на глубине, сильно внутри.

Но до психолога она дошла не для того, чтобы говорить про этот страх. Поговорить она хотела про секс. На консультации оказалось, что разговор о сексе — это все равно разговор о страхах.

Страхи поколений

В нашей стране сильно распространено мнение, что мужьям нельзя сообщать о своих специфически «женских» проблемах со здоровьем. Якобы это отвращает мужчин от некогда любимых и желанных. Многие женщины следуют этому правилу и умудряются как-то скрывать от своих супругов даже серьезные операции на репродуктивных органах.

Этот подход может вызывать злость и обиду: да как же так? А как же в радости и в горести? Почему именно в тот момент, когда женщине больше всего нужна поддержка от любимых людей, она должна думать о том, насколько хрупко влечение ее мужчины и как бы извернуться так, чтобы постараться его не разрушить?

На уровне сознания мы можем считать такой подход дремучим, средневековым, устарелым, несправедливым, варварским. Все в женском сердце протестует против этой идеи. Но на уровне бессознательного эти мысли могут продолжать оказывать свое разрушительное влияние на нас, дестабилизировать нас. Мы услышали впервые про необходимость скрывать от любимых мужчин свое женское нездоровье когда-то очень давно, в детстве, и даже не думали, что запомнили это. Но в тяжелую минуту это воспоминание возвращается, заглушает голос разума и управляет нашим восприятием, заставляя бояться. Глубоко в душе женщина боится, что операция и болезнь сделает ее непривлекательной, даже отвратительной в глазах супруга или партнера.

Страхи партнера

Часто диагноз вызывает реакцию близкую к шоковой. Человеком завладевает отрицание «нет, это не со мной, этого не может быть». Психика пытается совладать с происходящим всеми доступными способами и иногда просто «выключается», отказывается воспринимать происходящее как реальность. Подобные процессы могут происходить и с близкими тех, у кого диагностировано онкологическое заболевание.

Многие, кто проживает онкологию, сильно недолюбливают слово «мы», когда слышат его от своих близких в контексте болезни и борьбы с нею: «мы пришли к онкохирургу», «у нас рак», «мы лечимся». Онкологическое заболевание только у одного из супругов. Действительно, это так. Только его тело страдает и терпит боль и неудобства. Только его тело подвергается хирургическому, химическому и радиологическому вмешательству с целью лечения. Но психологический стресс — конечно же, в разной степени и в разном объеме — проживает вся семья. Близкие смертельно напуганы, они растеряны или, наоборот, подчеркнуто собраны и деловиты. Их психика может совсем не справляться с происходящим в семье, или справляться, но кое-как, неэффективно. Некоторые стараются делать вид, что все под контролем, некоторые, наоборот, распадаются, откатываются психологически на несколько десятков лет назад и ведут себя неадекватно ситуации, например, как неразумные, беспомощные дети или как несносные подростки.

Это, безусловно, кризисный период. И семья должна преодолеть этот кризис, перестроиться с учетом болезни. Должны перераспределиться силы, обязанности, время и другие ресурсы семьи. В том числе, может перестраиваться и сексуальная жизнь пары. Супругам часто банально не хватает информации о сексуальной жизни после онкологической операции: можно ли заниматься сексом? А как? А не станет ли хуже? А может, партнер, перенесший операцию и проходящий лечение, не хочет близости? А может, в процессе ей неприятно, но она терпит и скрывает это из-за любви?

Многие мужчины не формулируют свои страхи и сомнения в этих выражениях, но чувствуют себя примерно так. В сердце мужа живет страх навредить сексом, причинить боль, вызвать неприятные, тяжелые чувства у жены. А что жена? Она в это время ощущает происходящее как охлаждение, дистанцию. Женщина чувствует себя нежеланной — и возвращаются страхи поколений: страшный диагноз, операция «по-женски», влечение убито, развод или разрыв.

В результате, из-за недостатка информации, каждый из пары живет в страхе. Причем, чем больше опасений и чем меньше знаний, тем быстрее растет взаимное охлаждение и непонимание.

Индивидуальные страхи

Если человек перенес операцию, ему нужно сжиться, привыкнуть к своему новому телу. Операция — это травма тела. Целостность тела нарушается. Сначала разрываются поочередно многочисленные слои внешней оболочки, потом в наше внутреннее пространство проникает другой человек, его помощники и посторонние предметы. Наше тело в его власти, наша жизнь в его власти. И это постороннее, грубое вмешательство и есть наш шанс на лучшую жизнь. Затем, поочередно слои внешней оболочки соединяются, и — по мере отхождения от наркоза — мы, наше Я, наше сознание, снова возвращаемся в свое тело. Тело, которое травмировано — удалили какую-то часть здоровых тканей, удалили опухоль, и осталась рана, телесная рана — разрез, который постепенно будет заживать и превращаться в шрам.

Точно так же ранена и наша душа — мы напуганы, нас страшит неизвестность. Возможно, предстоит вытерпеть несколько заходов крайне неприятного, болезненного, отравляющего лечения. Некоторое время мы находимся в состоянии беспомощности — когда важные решения принимают за нас другие, когда даже дойти до туалета — это неподъемная задача.

После операции травмирована и психика, и тело. Не всегда, конечно, это индивидуальный процесс, который у всех проходит по-разному. Но, к сожалению, очень часто любая операция — это травма и для души, и для тела.

И вот, раненая телом и душою женщина постепенно приходит в себя. И хочет чувствовать себя живой — любящей, любимой, желанной. Иногда душа исцеляется быстрее тела — и сердцу хочется дарить свою любовь и чувствовать любовь супруга. А тело к этому пока не готово. Тело новое — в нем нет опухоли, часто нет и самого органа. Такое новое тело не знакомо женщине, нужно к нему привыкнуть, приспособиться, принять его. Пока еще новое тело не знает, каково оно в сексе, нужен ли ему секс вообще, пришло ли время для секса? Да и в целом, нашему телесному Я, как в юности, нужно снова искать для себя ответ на вопрос: что для него значит секс?

Мы испуганы диагнозом, мы страшимся лечения, мы опасаемся своего тела. И секса «в этом новом теле» тоже можно бояться. Иногда потому, что женщина может считать свое новое тело уродливым и недостойным наслаждения, любви. Иногда потому, что просто страшится неизвестности, не знает, каким будет ее секс теперь. А лишние тревоги нам совсем ни к чему, психика в восстановительном периоде бережется лишнего стресса.

Что же делать, чтобы секс не стал еще одной проблемой?

Не решайте за врача

Прежде, чем принимать решение, нужно собрать всю информацию, увидеть ситуацию в целом, как бы немного сверху, знать о всех возможностях и ограничениях и обо всех последствиях потенциального выбора.

Да, это банальный и простой совет. Однако оказывается, что большинство пар не следует ему. Даже в тех странах, где принято открыто говорить и о вопросах сексуальной жизни, и об онкологических заболеваниях, пациенты и их родственники стесняются обсуждать с докторами интимные вопросы. Медики по всему миру бьют тревогу — восстановление сексуальной функции считается важной частью нашего здоровья и одним из показателей качества оказанного лечения. При этом проблемные вопросы замалчиваются, а сами доктора не стимулируют общение с пациентами на эту тему.

Итак, расспросите как можно подробнее лечащего врача о сексуальной жизни после операции и после перенесенного лечения. Если ваш врач не готов говорить на эту тему, не стесняйтесь обращаться за вторым мнением — это ваше право, утвержденное законом о медицинской помощи.

Не решайте за супруга

Возможно, вы объясняете себе поведение супруга, исходя из своих страхов и опасений. А он чувствует что-то другое. Вы думаете, что он отстраняется, так как Вы ему неприятны. А муж в это время боится вас лишний раз побеспокоить и не очень знает, как к вам подступиться, так как ему страшно нечаянно сделать вам больно. На самом деле ему очень сильно хочется вас обнять, прижать к груди, а выглядит он при этом как какой-то бесчувственный чурбан.

Можно пробовать самой проявить нежные чувства, прикоснуться, прижаться, можно пробовать поговорить о ситуации с сексом в вашей паре, если такой разговор вам обоим по сердцу. Можно обратиться за консультацией к психологу, либо индивидуально, либо парой. В первом случае профессионал поможет вам разобраться в своих убеждениях и установках, отвергнуть неверные и неработающие, выработать новые, эффективные. Во втором случае, если вы придете на консультацию вдвоем, психолог-сексолог поможет вам обоим вернуть секс в вашу пару — и в мысли, и в речи, и в постель.

Не решайте за себя

Секс — это та сфера жизни, которая больше всего не переносит любого насилия. Не принуждайте себя к сексуальной жизни из соображений правильности и целесообразности. «Потому что в семье должен быть секс», «потому что мужу нужен секс», «потому что секс это полезно» — все это не аргументы для вашего тела. Единственная нормальная причина для того, чтобы снова начать сексуальную жизнь — это «я хочу».

Период восстановления подразумевает, что человек, перенесший операцию или сложное, тяжелое лечение, постепенно возвращается к привычной жизни в том объеме, который ему по силам. Ключевое здесь слово — постепенно.

Дайте себе время адаптироваться. Адаптация не происходит мгновенно, и телу, и душе нужно залечить раны. Если вам кажется, что процесс затянулся, обратитесь за помощью к тем, кому доверяете. Это может быть врач, сексолог, духовный лидер, психолог.

Помните, согласно общепринятым международным классификациям здоровья, ориентируясь на которые медики оценивают качество оказанного лечения и уровень восстановления после перенесенного заболевания, секс — это не просто секс. Другими словами, с медицинской точки зрения, секс — это не только сам половой акт. Секс — это и флирт, и общение на сексуальные или романтические темы. Секс — это нежность, прикосновения, ласки, поцелуи и объятия. Начинайте возвращать секс с тех элементов сексуальной жизни, к которым у вас больше лежит душа. И дайте шанс своему телу постепенно вас «догнать».


Онкопсихолог Юлия Устинова. Проводит консультации по вопросам реабилитации онкологических больных и их родственников для формирования адекватной картины заболевания, помощи в разработке конструктивных моделей поведения и плана подходящего образа жизни.

ФОТОГРАФИИ: unsplash.com


Оставьте комментарий