«Если верить в лечение, оно поможет»: как реагировать, если об этом пациенту говорит врач?

511

Ко мне часто за консультацией обращаются женщины с приблизительно одинаковыми вопросами: «как мне поверить в хороший результат лечения?», «как мне не расстраиваться, ведь это может отрицательно сказаться на моём лечении?», «как мне избежать стресса, ведь из-за него болезнь может вернуться?» и т. п.

Список бесконечен и удивляет, когда женщины рассказывают, что на подобные вопросы их наталкивает общение с врачом. Без сомнения слова врача — весомый аргумент для пациента. Обычно пациенты ждут поддержки своего врача, прислушиваются к каждому слову, а слова, произнесённые врачом на бегу, в неподходящее время и не всегда корректными фразами или с неправильной интонацией могут стать причиной дополнительных тревог, переживаний, слёз и самообвинений пациента.

Почему такие утверждения вообще звучат из уст врача и как к этому относиться пациенту, давайте разбираться во всём по порядку.

Как относиться к тому, что врач говорит: «нужно поверить в хороший результат лечения и не расстраиваться, и тогда лечение пройдёт успешно» или «если верить в лечение, оно поможет»?

Мне кажется нечестным, если врач говорит пациенту о том, что позитивное настроение и вера в лекарство повлияют на выздоровление, ведь это не описано ни в одних клинических протоколах и инструкциях. Что удивительно, женщины, которые ко мне обращаются, искренне в это верят: они стараются найти психологические методики, которые позволят им увеличить веру в лекарство, лучевую терапию и даже в хирургическое лечение.

В таких ситуациях, когда врач говорит пациенту, что от веры зависит его выздоровление, происходит ни что иное, как полное перекладывание ответственности за выздоровление на самого пациента. В данном случае мы рано или поздно столкнёмся с тем, что пациент начнёт винить себя в том, что он/она плохо верил(а) в лекарство, не достаточно был(а) счастлив(а), не смог(ла) оградить себя от стрессов, поэтому у него(её) опухоль увеличилась в размерах, рецидивировала или дала метастазы. Словно если что-то пойдет не так, врач ни при чём.

Но ведь и от веры врача в лекарство также не зависит выздоровление его пациента. И мы сейчас находимся на том этапе развития медицины, когда не доказан факт того, что вера в лекарство увеличивает его эффективность. Ни в одной инструкции к лекарственному средству вы не найдёте раздела, где будет написано, что ваше хорошее настроение увеличивает эффективность лекарства на столько-то процентов. То же самое можно сказать и о нелекарственных методах противоопухолевого лечения. Например, эффективность лучевого воздействия на опухолевую ткань, работа линейного ускорителя не зависят от эмоционального состояния пациента.

Есть лекарство, есть инструкция, есть протоколы лечения, есть законы физики для лучевой терапии, есть доказательная медицина. Почему же врачи говорят пациентам о важности веры в лечение или утверждают о взаимосвязи стресса и рака у данного конкретного человека?

Сразу хочу обратить внимание, что научных доказательств подобной позиции врач предоставить не сможет, поэтому эти слова стоит рассматривать как мнение данного конкретного врача (или медперсонала), а не научные. Причиной такого поведения может быть эмоциональная и бессознательная вовлечённость врача в переживания пациента, в собственные экзистенциальные переживания. Ведь не секрет, что врач-онколог для пациента с первых моментов лечения становится символом надежды и спасения. Врач вовлекается в этот процесс независимо от того, осознаёт он это или нет. Например, глядя на пациента, врач сталкивается с вопросами конечности собственной жизни и жизней его близких, смысле своего существования, в котором есть ответственность за другого, в данном случае — за пациента. Самостоятельно конструктивно справиться с такими переживаниями очень сложно. Психика врача защищается. Всё это сказывается на коммуникации с пациентом. Ещё одна причина — это синдром эмоционального выгорания медицинских работников. Это вид профессиональной деформации, который проявляется в эмоциональном истощении и сопровождается чувством внутренней опустошённости и беспомощности, циничным отношением к работе и другим людям (коллегам и пациентам). Исследования показывают, что эмоциональное выгорание — это вопрос времени: чем больше стаж работы, тем ближе врач к этому состоянию.

А если вернуться к вопросу о взаимосвязи стресса и рака — то это вообще очень интересная тема. В интернет-источниках можно найти сведения даже о том, что определённые мысли вызывают опухолевые заболевания определённой же локализации. Не секрет, что в большинстве случаев под такими текстами будут имена специалистов, которые вам предложат воспользоваться их услугами по избавлению от онкологического заболевания при помощи уникальных, порой ими же разработанных методик.

Если вы обратитесь к психологическим исследованиям, которые изучают связь между стрессовыми событиями и возникновением онкопатологии, то упрощённая схема этих исследований заключается в том, что у заболевшего человека просили вспомнить, не переживал ли он какой-либо сильный стресс за несколько лет до болезни или не жил ли он в хроническом стрессе. Как правило, численность пациентов, которые принимают участие в подобных исследованиях, не превышает 100.

Я же для сравнения, предлагаю вам обратиться к одному проспективному исследованию по взаимосвязи рака молочной железы и стресса, проведённому Британским институтом онкологических исследований. В нём приняли участие 106 тысяч изначально здоровых женщин, которые на протяжении 9 лет проходили анкетирование и отвечали на вопросы о наличии у них стрессов и сильных эмоциональных переживаний. Важен тот факт, что стрессовые факторы были объективно задокументированы, а не базировались на воспоминаниях женщин. Это позволило исключить систематическую ошибку воспоминаний. Несмотря на то, что в последующем у 1783 из всех этих женщин был выявлен рак молочной железы, в итоге не было найдено убедительных доказательств связи рака груди с предполагаемым уровнем стресса или неблагоприятными жизненными событиями в предшествующие 5 лет.

Если и вы оказались в подобной ситуации, то стоит знать, что общение онкопациента с врачом — это общение двух людей. Когда ты знаешь особенности человека, тебе проще с ним общаться. Когда врач вам говорит, что «опухоль из-за стресса, а лекарство лучше подействует, если верить», то помня вышесказанное, у вас есть право выбора, что делать дальше. Вы можете согласиться с врачом и спросить у него как вам полностью убрать стресс из жизни, попросить его научить вас верить в лечение. Также вы можете, например, понять, что перед вами специалист с синдромом эмоционального выгорания и определёнными эмоциональными проблемами, и эти слова к вам никак не относятся. Это — проблема врача, а не ваша.

Но если самостоятельно справиться у вас не получается, и слова врача имеют на вас негативное давление, то вы всегда можете обратиться к помощи онкопсихолога. Онкопсихолог постоянно работает именно с онкологическими пациентами и опирается в своей работе на такое понятие, как «внутренняя картина болезни». Внутренняя картина болезни — это представления пациента о своей болезни, о причинах её возникновения, а также весь спектр чувств и эмоций, которые переживает пациент из-за болезни. И, например, если слова врача о том, что «рак у вас из-за стресса на фоне развода», не выходят у вас из головы, то онкопсихолог поможет вам понять, что это просто слова и связь между этими событиями не доказана. Что скорее всего, если вы так реагируете на эти слова, вы до сих пор эмоционально переживаете из-за развода, и онкопсихолог как раз поможет вам уменьшить эти переживания, чтобы повысить качество вашей жизни.


Онкопсихолог, врач-психотерапевт Аверкова Екатерина Григорьевна. Проводит онлайн-консультации 2 раза в месяц в будние дни: оказывает психологическую и психотерапевтическую помощь онкопациентам и их родственникам для формирования адекватной картины заболевания, разработки конструктивных моделей поведения и плана подходящего образа жизни.

ФОТОГРАФИИ: unsplash.com


Комментарии
Загрузка комментариев...
Читайте также